Напишем:


✔ Реферат от 200 руб.
✔ Контрольную от 200 руб.
✔ Курсовую от 500 руб.
✔ Решим задачу от 20 руб.
✔ Дипломную работу от 3000 руб.
✔ Другие виды работ по договоренности.

Узнать стоимость!

Не интересно!

Европейская культура XIX в.

 


В культуре нового времени XIX в. занимает особое место. В это время буржуазная цивилизация достигает зрелости, а затем вступает в стадию кризиса, сопровождаясь соответствующими изменениями в духовной жизни общества, в художественной культуре. В своей основе культура XIX в. базируется на тех же ценностях, что и вся культура Нового времени — рационализм, антропоцентризм, сци¬ентизм, европоцентризм и др. В решении фундаментальных мировоззренческих вопросов она пытается удержаться в рамках нововременной культурной парадигмы. Но к XIX столетию мир стал качественно иным и культура избирает путь переоценки ценностей.

Исторические и логические границы культуры XIX в.

Вступление Европы в это столетие ознаменовано величайщим культурным поворотом, сопоставимым по значимости и масштабности с переходом человечества от древности — к средневековью, и от последнего — к новому времени. Видный философ и культуролог XX в. Хосе Ортега-и-Гассет в этой связи писал: «Мы действительно стоим перед радикальным изменением человеческой судьбы, произведенным XIX в.... Три фактора сделали возможным создание этого нового мира: демократия, экспериментальная наука и индустриализация. Второй и третий можно объединить под именем «техника». Ни один из этих факторов не был созданием века, они появились на два столетия раньше. XIX век провел их в жизнь».

Обозначенная ситуация — следствие трех эпохальных событий, значение которых для судеб европейской культуры трудно переоценить. Речь идет о промышленном перевороте в Англии, Войне за независимость североамериканских колоний и Великой французской буржуазной революции. Именно эти события, порождающие основные социокультурные процессы XIX столетия, образуют его нижнюю границу, смещенную таким образом в XVIII в. Не совпадает с хронологическими рамками и верхняя граница — август 1914 г., — конечный пункт прибытия культуры нового времени с ее рационализмом и оптимизмом, верой в безграничный прогресс и добрую природу человека.

Начавшийся в последней трети XVIII столетия в Англии промышленный переворот стал в XIX в. главным содержанием экономического развития западных стран. Результатом промышленной революции стало образование индустриального общества, где «труд и производство становятся идеалом, а затем и идолом» и вместе с образованием, демократией и наукой превращаются в доминанты культурного процесса (Й. Хейзинга). На трон взошла ее величество Машина, по образу и подобию которой моделируется теперь вся общественная жизнь. Певец индустриализма Анри де Сен-Симон мечтает об обществе, организованном как огромная фабрика, во главе которой стоят промышленники и ученые.

Индустриальная цивилизация отличалась от прежних этапов буржуазного развития следующими чертами.

— Фабрика сменила мануфактуру, приведя к невиданному прежде росту производительности общественного труда, производство дегуманизировалось, освобождалось от всех духовных ценностей,

— Уровень благосостояния и шире — качества жизни существенно возрос, в быт людей повсеместно входят телефон и телеграф, фотография и кинематограф, новые транспортные средства — паровоз, пароход, автомобиль, электрический трамвай, метро позволяют быстрее преодолевать расстояния. В городских домах появляются паровое и водяное отопление, центральное водоснабжение и канализация и т. д

— Формируется средний класс — служащие государственных учреждений и частных кампаний, лица свободных профессий, мелкая буржуазия — по признаку устойчивого материального положения, хотя и различного у отдельных слоев. Именно «средний класс» в конечном счете придает устойчивость обществу.

— Складывается новая система ценностей. Главной ценностью индустриальной цивилизации стал технический прогресс, который вместе с наукой мог обеспечить человечеству то, что называется благосостоянием. Польза, достаток, комфорт — эти ориентиры «чувственной» культуры доминируют в общественном сознании, которое начинает неправомерно отождествлять прогресс культуры с экономическим прогрессом. Восприятие технического прогресса как определяющей цивилизационной черты неминуемо вело к противопоставлению «передовой» западной цивилизации «отсталым» циви¬лизациям других стран.

В пересмотре этой точки зрения роль Войны за независимость североамериканских колоний трудно переоценить. Во-первых, принятая 4 июля 1776 г. Декларация не¬зависимости, опередив Европу, воплотила в буржуазное законодательство принципы либерализма, послужив тем самым образцом для французской Декларации прав человека и гражданина, а вместе с ней — для конституций практически всех европейских государств.

Во-вторых, поражение в войне первой промышленной державы Европы и отпадение важнейшего звена от могущественной британской колониальной империи способствовало развитию национального самосознания других народов. Так, войны за независимость (1810—1826), про¬катившиеся под влиянием американской революции по всей Латинской Америке, разрушили одну из старейших колониальных империй. И хотя на протяжении всего XIX в. шел раздел мира, складывались новые колониаль¬ные империи (к 1900 г. площадь колониальных владений составляла 54,9% всех территорий, там проживало 35% населения Земли) и итоги национально-освободительной борьбы были зачастую неутешительны, судьба колониализма была предрешена.

США продемонстрировали всему миру перспективы ускоренного развития ранее зависимых народов по пути капитализма, минуя феодализм. Капитализм вышел за пределы Европы. Складывание мировой системы капиталистического хозяйства, мирового рынка охватило оба полушария, стало всеохватывающим и более однородным. Шел процесс превращения истории во всемирную историю, формирования мировой культуры как целого, как единства многообразия — национальных культур, художественных школ, и т. д. В этот процесс постепенно включаются и традиционные общества, придавая особый колорит проблеме диалога культур.

Хотя уже лидеры американской революции вдохновлялись идеалами английского и французского Просвещения, классическим политическим переворотом буржуазного типа была французская буржуазная революция 1789— 1793 гп Именно она, воплотив в жизнь, казалось бы, чаяния просветителей, обозначила кризис культуры Просвещения, как неспособной обеспечить адаптацию человеческой деятельности к новым формам реальности. Принятая 26 августа 1789 г. Декларация прав человека и гражданина провозглашала, что люди «рождаются и оста¬ются свободными и равными в правах», среди которых в качестве важнейших и неотъемлемых фигурируют «собственность, безопасность и сопротивление угнетению».

Однако обещанное просветителями «царство Разума» вскоре обернулось торжеством буржуазного рассудка, равенство свелось к формальному равенству перед законом, безопасность личности бьша растоптана якобинской диктатурой, свобода вылилась в свободу самой беспощадной капиталистической эксплуатации, революционное братство третьего сословия распалось и враждующие классы разошлись по разные стороны баррикад. Ход революционных событий, казалось, опровергал рационалистический взгляд на мир. Ведь если миром правят законы разума, то как возможно столь разительное несоответствие результатов — целям? Отныне проблема соотношения идеала и действительности волнует общественное сознание не меньше, чем поиск исторической необходимости в происходящем. В логическом аспекте именно это про¬тиворечие — идеала и действительности — становится движущим мотивом социокультурного развития в XIX в.

Франция явилась своеобразным политическим полигоном Европы. В годы революции за короткий исторический период здесь прошли апробацию самые разнообразные формы политического устройства — от классической буржуазной республики до революционно-демократической диктатуры мелкой буржуазии и буржуазной империи. Особенно важную роль французская революция сыграла в формировании политического климата и духовной атмосферы в Европе. Начатый ею цикл буржуазных революций завершился лишь в 70-е гг. XIX столетия. Все политические партии и движения, независимо от ориентации, испытали влияние ее идей на себе. Произошла коренная трансформация общественного сознания.

Следует отметить, что, хотя формирование индустриального общества и правового государства по нарастающей шло в мировом масштабе, Европа XIX столетия была еще крайне неоднородной в социально-экономическом и политическом отношениях. Наряду с Англией, этой «мастерской мира», извлекающей выгоды из своего положения первопроходца по индустриальным рельсам, существуют еще Франция и Германия, обремененные избыточным крестьянским населением и малоэффективным сельским хозяйством. На столетие-полтора позже, чем в Англии, здесь совершаются и политический, и промышленный переворот. Вместе с передовыми буржуазными республиками с четко определенными национально-государственными границами, на политической карте Европы — «лоскутная» империя Австро-Венгрии, феодально-раздробленные Германия и Италия (1859—1870 — объединение Италии-, 1861—1865 — объединение Герма¬нии). Ни промышленный, ни демократический переворо¬ты не коснулись феодальной Испании, превратившейся в одну из отсталых стран Европы. И, напротив, благодаря экономическим и политическим преобразованиям к концу века вырываются вперед Германия и США. От общества свободной конкуренции Европа эволюционирует к «организованному капитализму» трестов и монополий. Начинается борьба за передел уже поделенного мира. Тер¬мин «империализм», первоначально использовавшийся для характеристики колониальной политики, в конце XIX в. начинает применяться для обозначения нового этапа в развитии капитализма — монополистического.

Рассмотрим теперь, как главные тенденции социокультурного развития преломляются в различных областях.

Наука и техника. Как уже отмечалось, в индустриальной цивилизации, утвердившейся в Европе в XIX столетии, главной ценностью стали считать научно-технический прогресс. И это не случайно. Как показали подсчеты П. Сорокина, «лишь только один XIX в. принес открытий и изобретений больше, чем все предшествующие столетия вместе взятые», а именно 8527.

В XIX столетии наука вступила в свой «золотой век». «Кульминационный взлет» (П. Сорокин) естественных наук, начавшийся с XVIII в., на излете XIX столетия завершается «революцией в естествознании». Под натиском ошеломляющих физических открытий зашаталась и рухнула вся ньютоновская космология с ее твердыми атомами — кирпичиками материи, независимыми атрибутами временем и пространством, механической причинностью. Бурный научный и технический прогресс XIX столетия основывался на двух духовных посылках западноевропейской культуры — вере в человека-преобразователя (Возрождение) и вере в активную роль его разума (Просвещение).

Научные открытия в области физики, химии, биологии, астрономии, геологии, медицины следовали одно за другим. Вслед за открытием Майклом Фарадеем (1791— 1868) явления электромагнитной дуги, Джеймс Максвелл (1831—1879) предпринимает исследование электромагнитных полей, разрабатывает электромагнитную теорию света. Анри Беккерель, Пьер Кюри и Мария Склодовская-Кюри, изучая явление радиоактивности, поставили под вопрос прежнее понимание закона сохранения энергии. В начале XX в. Макс Планк установил, что энергия выделяется отдельными пучками-квантами, а Альберт Эйнштейн приступил к разработке теории относительности. Физическая наука проделала путь от атомной теории материи Джона Дальтона — к раскрытию сложной структуры атома. После обнаружения Дж. Дж. Томпсоном в 1897 г. первой элементарной частицы электрона последовали планетарные теории строения атома Эрнеста Резерфорда и Нильса Бора.

Развиваются междисциплинарные исследования — физическая химия, биохимия, химическая фармакология. Если сформулированный в 1869 г. Дмитрием Ивановичем Менделеевым периодический закон химических элементов установил зависимость между их атомными весами, то открытие внутреннего строения атома выявило связь между порядковым номером элемента в периодической системе и числом электронов в слоях оболочки атома.

В биологии появляются теории клеточного строения всех организмов Т. Швана, генетической наследственности Грегора Иоганна Менделя, опираясь на которые Август Вейсман и Томас Морган создали основы генетики. Основываясь на исследованиях в области физиологии высшей нервной деятельности, И. П. Павлов разработал теорию условных рефлексов. Подлинную революцию в науке произвели книги великого ученого-натуралиста Чарльза Дарвина «Происхождение видов» (1859) и «Происхождение человека» (1871), которые иначе, чем христианское учение, трактовали возникновение мира и человека.

Достижения в области биологии и химии дали мощный толчок развитию медицины. Французский бактериолог Луи Пастер разработал метод предохранительных прививок против бешенства и других заразных болезней, механизм стерилизации и пастеризации различных продуктов, заложил основы учения об иммунитете. Немецкий микробиолог Роберт Кох и его ученики открыли возбудителей туберкулеза, брюшного тифа, дифтерита и других болезней, создали против них лекарства. В арсенале врачей появились новые лекарственные препараты и инструменты. Врачи стали применять аспирин и пирамидон, был изоб¬ретен стетоскоп, открыты рентгеновские лучи.

Естественнонаучный професс повлиял и на гуманитарные науки, многие из которых переходят на позиции биологического редукционизма. Это коснулось отдельных направлений этнологии, психологии, и в особенности возникшей в конце века социологии. В философской полемике сталкивались различные школы, течения и теории — неокантианство, прагматизм, «философия жизни», позитивизм, интуитивизм и др.

Отмечая в целом небывалый количественный рост научных открытий как одну из определяющих характеристик XIX столетия, нельзя не указать и на происходящие в науке качественные изменения. Речь пойдет об изменении в соотношении функций науки — воспитательной, познавательной и прикладной. Если раньше роль первой функции была весьма значительна, то в XIX в. соотношение меняется в сторону двух последних. Объем знаний и их техническое применение бесконечно возрастают, а воспи¬тательная ценность науки падает. Принцип пользы трансформирует понятие истины — «истина суть то, что удобно и полезно». Девизом науки становится «Savoir pour prevoir, prevoir pour pouvoir» (знать, чтобы предвидеть, предвидеть, чтобы действовать). Связь научного и технического прогресса становится нераздельной.

Как только не называли современники XIX в.! «Машинный век», — и это совершенно правильно, ведь именно тогда началось производство машин с помощью самих машин. От механической прялки «Дженни» (1765) человечество шагнуло к первому современному станку из металла (1800, Моделей), а от него — к автоматическому ткацкому станку Жаккара. XIX в. называют «эпохой стали», — именно тогда уровень производства стали становится показателем экономической мощи страны. Железо и сталь вытесняют дерево. Если XVII—XVIII вв. были эпохой ветряных мельниц, то с конца XVIII в. начинается эпоха пара. В 1784 г. Дж. Уатт изобрел паровой двигатель. А уже в 1803 п появляется первый автомобиль с паровым двигателем (Эванс, США, Тревитик, Англия). 17 августа 1807 г совершилась пробная поездка парохода Фультона «Клермон», а в 1814 г. появился на свет паровоз Дж. Стеф-фенсона. Паровой двигатель нашел применение в сельскохозяйственной технике (паровой плуг, локомобили), строительстве (паровой каток, подъемные механизмы) и т. д. XIX в. называют также веком железных дорог. От 50 км железнодорожного пути, проложенного между Манчестером и Ливерпулем в 1829 г., стальные рельсы в 1912 г. протянулись на 1 080 000 км.

Революцию в средствах транспорта дополнило развитие морских сообщений. Благодаря пару плавание перестало зависеть от силы ветра, и преодоление океанического пространства совершалось во все более и более короткие сроки. В конце XIX в. появляется автомобиль Г. Даймлера и К. Бенца (1886, Германия), имеющий высокоэкономичный двигатель, работающий на жидком топливе (Н. Отто, Р. Дизель), а в 1903 г. — первый самолет братьев У, и О. Райт (США). Параллельно шло строительство и совершенствование дорог, мостов, тоннелей, каналов (Суэцкий канал, 1859—1869)

XIX век — это век электричества. После открытия В. В. Петровым явления электрической дуги С. Морзе изобрел электрический телеграф (1832), а А. Бэлл — телефон (1876), а Т. Эдисон — фонограф (1877). Последний сделал за свою жизнь заявки на патент 1093 изобретений и к 1882 г. стал «королем электричества». Появляются радиоприемники А. С. Попова и Г. Маркони, кинематограф братьев Люмьер (1895). Важным новшеством стало электрическое освещение городов, конка уступала место трамваю. В 1863 г. появилась первая подземная железная дорога «Метрополитен», а к концу века метро функционировало уже в Лондоне, Париже, Нью-Йорке, Будапеште, Париже и других городах. Жизнь человека радикально изменилась.

Благодаря открытиям и изобретениям техническое господство над пространством, временем и материей выросло безраздельно. Начался небывалый пространственно-временной рост цивилизации — в духовный мир человека входили новые территории и новые пласты прошлого. Познание раздвинуло свои границы вглубь и вширь. Одновременно возникли и новые способы преодоления вре¬мени и пространства — новая техника с ее скоростями, средствами связи способствовала тому, что человек смог вместить в себе больший отрезок космического, любую точку планеты. Вселенная как бы одновременно сузилась и расширилась,.все пришли в соприкосновение со всеми. Мир качественно преобразился.

Предыдущие материалы: Следующие материалы: